Суббота , 19 сентября 2020

Яна Юцковская

Яна Юцковская: «Учиться к нам едут даже из Европы»

Ведь в медицине как ни в какой другой области очень важна личность. Даже Гиппократ и Аристотель бывальщины представителями медицинских династий.

Яна Юцковская — владелица сети клиник «Профессорская клиника Юцковских» во Владивостоке и «Клиники профессора Юцковской» в Москве — преемник дела своего папу, профессора Александра Юцковского. И слово «династия» для нее имеет большенное значение…

— Яна Александровна, ваша семейная клиника во Владивостоке помечает в этом году 25 лет. Четверть столетия — положительная дата для медицинского учреждения, за это время страна стала совсем другой, а вы продолжаете работать. Тяжело выживать в современных условиях?

— Все и попросту, и сложно. Необходимо прежде всего быть профессионалом, нужно обожать свое дело и соображать: ты выбрал свой путь, и вытекает идти по нему, что бы ни случилось.

— Вы ведь начинали, когда и косметологии-то как специальности еще не было…

— Я желала бы уточнить одинешенек момент, чтобы не было путаницы. Начинал все-таки мой папа. В 1990 году он переехал из Запорожья во Владивосток, где ему после защиты докторской диссертации предложили пункт заведующего кафедрой дерматовенерологии ВГМИ. Тогда же во Владивостоке была отворена первая врачебная косметологическая лечебница — МУП. Да, специальности косметология в те годы оригинально не было. Но услуги по косметологии уже существовали.

К тому поре, когда я закончила Запорожский институт и приехала к родителям во Владивосток, папа уже отворил свою клинику. У него я и стала трудиться. Сначала медсестрой (поскольку у меня был диплом, но не было специальности), после, получив документы, врачом-дерматологом. Занималась косметологическими методиками, какие существовали на тот момент в клинике. Разумеется, по сравнению с сегодняшней косметологией это все было немножко смешным: эпиляция, масочки, уходы, массажи… Но зато я могу произнести, что умею мастерить ВСЁ: я косметолог-универсал. Сегодня таких врачей очень немного, потому что в наш век скоростей любой, кто научился пару инъекций делать, уже именует себя косметологом. Раньше мы нарабатывали навыки годами. Я и сейчас продолжаю практиковать любой день, не оставляю труд врача и никогда ее не покину. Я все-таки по своей природе не администратор, а в первую очередность доктор.

— Тем не немного вы умело руководите уже несколькими клиниками и еще одной школой. В какой момент вы разрешили расширяться? Отчего вдруг отправились покорять Москву?

— Москва — это особенный мир. Тут совершенно другое, чем в регионах, восприятие немало вещей. И для меня было увлекательно воплотить свои идеи, которые мы продвигали во Владивостоке, и тут тоже.

— Что это за идеи?

— Мы в наших клиниках идем по черты улучшения качества жизни. Мы даже ввели название — оно несколько тяжеловато звучит, но зато целиком отображает резон: «диспансеризация качества жизни» или «диспансеризация старения». Когда к нам приходит пациент, мы пытаемся разъяснить ему, что в любом возрасте есть какие-то особенности, которые надо корректировать. То кушать если человек угодил к нам в первый раз в 50 лет, то я могу лишь камуфляжем заниматься. А вот если в 30−35, то реальной профилактикой старения: кожей, слизистых, новообразований, волос, ногтей. Вообще, мы усердствуем содержать в поле зрения тех людей, которые стали нашими пациентами.

У нас кушать весьма интересный проект, который мы два года разрабатывали с участием двух зарубежных университетов. Мы предполагаем заниматься восстановлением метаболического здоровья людей: там и стол, и число жидкости, все в комплексе. Но это не диетология — нечто иное. Совершенно новое видение процесса.

— То кушать у вас, можно произнести, междисциплинарный подход к решению эстетических и anti-age-задач, а не попросту возможность пришагать и сделать инъекции красоты и молодости?

— Да, и это та система, к какой в моем представлении должна пришагать косметология. Ведь косметология — это прикладная наука о профилактике старения. Глядя на кожу, можно разом произнести, какие проблемы у пациента: в этом и кушать искусство дерматолога.

Но и инъекции красивости и молодости — это тоже результативные и необходимые методики. Вопрос только в том, что и они показаны не всем и не в любом году. Для того чтобы избрать те, которые нужны именно вам, нужно сделать диагностику кожи, проанализировать тип старения пациента, посмотреть гормональный статус. Исходя из этих, предположить, какой механизм старения будет ведущим. И лишь тогда выбирать, какие инъекции предпочесть. А не так: приобрели препарат — давайте его всем раскалывать. Это неграмотно и, к сожалению, вредит косметологии.

Москва не разом строилась…

— Вашей московской клинике в 2017 году исполняется пять лет. Разумеется, не четверть столетия, как во Владивостоке, но тоже важный рубеж. Тяжко было покорить Москву?

— Особенностей немало, приходилось на ходу разрабатывать новоиспеченные модели работы. Очень многому меня научила Елена Васильевна Малышева. Я благодарю Господа, что он столкнул меня с этой изумительной, абсолютно потрясающей дамой. Знаете, есть люди с узким мышлением, а кушать такие, у каких вообще нет границ в восприятии мира. Вот Елена Васильевна — собственно такая. Она показала мне немало вещей, которые я не могла видать в регионе. Я с удовольствием с ней работаю, потому что она суровая, и это мне нравится. Кроме того, благодаря ей я узнала весьма много известных людей. И мне это тоже помогло в труду, потому что Москва — это и пациенты-селебрити, и надо уметь с такими людьми трудиться. Мне это увлекательно, это особый опыт.

— Значит ли это, что ваша московская клиника ориентирована прежде итого на ВИП-клиентов?

— Ни в коем случае! Все наши клиники ориентированы на посредственный класс. И московская — не исключение. В то же пора, так, у нас есть пациенты, которые не хотят, чтобы их видали. Нет проблем! В нашей клинике — три выхода, вот даже у меня из кабинета ведет отдельная дверь на улицу.

Наш основной контингент — собственно посредственный класс. Потому что это будущее. Мы стремимся к тому, чтобы любой, кто хочет, мог себе позволить наши услуги. Условно сообщая, есть дорогостоящие программы, которые можно сделать один раз в пять лет и блаженствовать эффектом. А можно любой год делать более бюджетные, но итог будет тот же.

Ведь медицина — это число случаев, это навык. Если я, к образцу, сделала сто уколов в месяц, то я умею это мастерить. Если же лишь десять, то уже надо смотреть, на что я способна. Как только люд, устанавливающие рослые цены, придут к осознанию, что период первичного заработка капитала в медицине в России закончен, это пойдет районы только на пользу.

— Любой успешный проект — это прежде итого коллектив. А уж в медицине — тем немало. Как вы подбираете кадры?

— У нас отличный коллектив — это касается всех клиник. Во-первых, все наши сотрудники — участники процесса. Непреходяще! Каждый знает свою позицию, знает, чего он хочет. У меня нет такого, что люд приходят попросту зарабатывать деньги. Я считаю, что в коллективе должна быть мечтание. У каждого — своя, но она должна присутствовать.

В клинике во Владивостоке у нас изначально был весьма рослый уровень специалистов. Ведь мы с отцом на протяжении 15 лет вводили в жизнь внутриклиническое непрерывное медицинское образование.

Когда я разрешила отворить клинику в Москве, то мне многие местные старожилы рекомендовали набрать докторов со своей клиентурой, дать им кабинеты — и пускай трудятся. Это не мой путь. Поэтому я забрала несколько врачей из Владивостока, еще нескольких, какие разделяли мою стратегию, пригласила из различных регионов (и из Москвы в том числе). А прочих специалистов мы с отцом решили готовить самостоятельно. Так в Москве показалась Школа профессора Юцковской, какая заработала на базе нашей новоиспеченной клиники. В принципе этот проект завязался еще во Владивостоке. Тут же мы просто продолжили начатое. Но уже сейчас у нас кушать достаточно большое число специалистов, которые хотят обучаться только у нас. Потому что они ведают модель обучения. Мое убеждение: косметологов невозможно обучать, как всех других специалистов, потому что у нас нет стандартов. Косметолога необходимо обучать красоте, нужно учить логике мышления. Косметолог должен быть и психологом, и эндокринологом, и терапевтом, и гинекологом…

— В этой Школе вы стряпаете специалистов лишь для своих клиник или к вам может прийти каждый желающий?

— Любые специалисты, желающие обучаться. Они ездят отовсюду, не только из России. Даже из Европы. Весьма дружим с медицинским сообществом Казахстана, с Украиной. Немало докторов учится из Грузии, из Армении. Из Азербайджана приезжают группами по 20 человек. Проходят обучение и уезжают назад.

И, разумеется, мы готовим специалистов для нашей клиники. Они имеют преимущество: обучаются даром.

— Школа для вас сейчас — основной проект, какому вы отдаете свои силы и время?

— Для меня это даже не столько образовательный проект, сколько имиджевый. Я желаю себя реализовать в касательстве создания модели обучения косметолога. Мне это увлекательно. Я это делаю всю жизнь и умею это мастерить, поэтому у меня может выйти.

Но только Школой мои интересы не ограничиваются. В вытекающем году — размышляю, в середине года — мы планируем открыть третью клинику, в Сочи.

Смотрите также

как взять ипотеку на квартиру

Что такое ипотека простыми словами

Отличие ипотечного кредита от обычного в том, что банк получает от клиента залог — гарантию …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.